0

ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ ПРАВОСУДИЕ: МЕДИАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

В статье рассмотрена возможность применения медиативных процедур в уголовном процессе РФ для восстановления нарушенных прав и интересов потерпевшего, а также реализация данной формы правосудия при помощи прямого диалога между преступником и потерпевшим, но при участии посредника.

 

Ключевые слова: восстановительное правосудие, медиация, медиатор, примирение, уголовный процесс, уголовно-правовой конфликт.

Bulkin E.P., Gedeon lawyer agency, Zheleznyakov A.M., Far Eastern State Transport University, Khabarovsk

THE MEDIATION  IN THE CRIMINAL PROCESS

The article deals with the possibility of using mediation procedures in the criminal process of the Russian Federation to restore the violated rights and interests of the patient, as well as the implementation of this form of justice through direct dialogue between the offender and the victim, but with the participation of an intermediary.

Key words: restorative justice, mediation, mediator, reconciliation, criminal law, criminal process, criminal law conflict.

Введение

Уголовная политика в Российской Федерации в последнее десятилетие направлена не только на поиск наиболее действенных механизмов противодействия преступности, но и на снижение конфликтности в обществе, а также снижение затрат на предварительное и судебное следствие.

Уголовно-правовые отношения, обусловленные совершением противоправного деяния содержат в себе такие элементы, как необходимость возместить причиненный потерпевшим вред, восстановление порядка, нарушенного в результате совершения преступления, обеспечение результативной ресоциализации (повторной — вторичной социализации, происходящей посредством изменения установок субъекта, его целей, правил, ценностей и норм).

Действующее российское уголовного законодательство направлено на борьбу с уголовно-правовым конфликтом, а именно столкновением интересов между лицом, совершившим преступление, и государством, обществом, или частным лицом по поводу противоправного поведения виновного. Имеющиеся уголовно-правовые нормы не во всех случаях дают возможность для реализации указанных направлений уголовной политики.

Основная часть

Исходя из современной действительности, уголовное наказание не всегда является эффективным способом решения возникшего уголовно-правового конфликта. Не в любой ситуации существует реальная возможность удовлетворения потребностей потерпевшего.

Во многих государствах для решения уголовно-правовых конфликтов применяется процедура, при которой участвует третья нейтральная сторона, не заинтересованная в данном конфликте, которая помогает сторонам конфликта выработать определенное соглашение, при котором сам конфликт будет исчерпан. Данная процедура называется медиацией (от лат. mediare — посредничество). Модели медиации различаются в зависимости от системы национального уголовного правоприменения.

Широкое распространение медиации в последние десятилетия является реальным свидетельством эффективности ее применения. Свое зарождение данная процедура изначально получила за рубежом в 1970-х гг., в качестве способа разрешения уголовно-правового конфликта на основе экспериментальных программ, но в последнее время очевидной становится тенденция к законодательному закреплению медиации в уголовном праве как восстановительного правосудия.

Восстановительное правосудие — это процесс, ориентированный на решение проблем преступности, который вовлекает сами стороны в активные отношения с юридическими органами. В Евросоюзе и США оно применяется в связи с «легкими» правонарушениями, и является альтернативным по отношению к формальному уголовному процессу. Направления на медиацию поступают в основном из прокуратуры или полиции. Положительный результат, то есть достижение соглашения с жертвой, ведет к снятию обвинения [9, с. 4].

В современной российской правовой доктрине, понятие медиации также отождествляется с категориями «примирение» и «посредничество».

Так, Кудряшов А.А. указывает, что медиация — это междисциплинарная область, совместившая в себе такие отрасли знания, как конфликтология, право, психология. Она представляет примирительную процедуру, в качестве цели которой выступает разрешение конфликтов различной природы посредством проведения переговоров. Вести речь о медиации, считает он, представляется возможным в рамках арбитражного, гражданского процессов, а также в качестве самостоятельного института, направленного на разрешение конфликта [6, с. 43-44].

Маткина Д.В., полагает, что медиацией в уголовном процессе является система медиативных приемов, применяемых судьей в ходе рассмотрения уголовных дел небольшой и средней тяжести с целью прекращения уголовно-правового конфликта по воле сторон [7, с. 112].

В отличие от обычной системы уголовного правосудия, существующей в России по сей день, главной задачей которой является изобличение и наказание преступника, центром внимания новой формы правосудия является восстановление нарушенных прав и интересов потерпевшего. Реализуется данная форма правосудия при помощи прямого диалога между преступником и потерпевшим, но при участии посредника. В ходе данной процедуры, правонарушителя побуждают осознать свою вину, свою ответственность за нанесенный ущерб и взять на себя обязательства по его возмещению.

По мнению специалистов, на оступившихся подростков такая форма наказания оказывает гораздо более сильное воспитательное воздействие, чем лишение свободы.

Например, в соответствии с примирительным договором, юный вор или грабитель должен «искупить свою вину» перед потерпевшей стороной, выполнить определенные обязательства. В случае причинения материального ущерба, преступник должен оплатить все расходы, связанные с последствиями преступления. Варианты наказания определяются обеими сторонами при составлении договора.

Арутюнян А.А., отмечает, что «восстановительная юстиция»  включает в себя определенную совокупность учений о способах и методах разрешения споров, возникающих из факта совершения противоправного деяния, в основе которых находится основополагающая идея о необходимости достижения согласия конфликтующих сторон с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние [4, с. 11].

Сама концепция восстановительной юстиции изначально базировалась на применении альтернативных уголовному преследованию механизмов, основанных на примирении сторон конфликта и позволяющих разрешать уголовно-правовые конфликты с наибольшим положительным эффектом для сторон. Механизмы, предложенные разработчиками «восстановительной юстиции», нашли свое применение в уголовном процессе многих государств. Одним из наиболее эффективных способов разрешения конфликтов в рамках данной концепции является медиация, то есть разрешение спора путем переговоров с участием третьего лица, в роли которого выступает посредник – медиатор.

Медиация является процедурой направленной на предупреждение уголовно-правового конфликта, в т.ч. способом достижения целей уголовного законодательства без участия государства.

Так Карпенко А.Д. под медиацией понимает технологию, имеющую нацеленность на мирное урегулирование того или иного противоречия, основывающуюся на результативном опыте дипломатической деятельности и являющуюся уникальной по своему содержанию и высокоинтеллектуальной мыслительной работой [5, с. 24].

Максуров А.А. медиацией в самом общем виде предлагает считать опосредованную правом посредническую деятельность третьего для сторон правового конфликта лица, не обладающего полномочиями на разрешение спора по существу, направленную на их самостоятельное и добровольное примирение, и на основе этого разрешение юридического конфликта. Причем, указанную деятельность он рассматривает и как институт, и как практику, и как технологию [8, с. 6].

Мировая уголовно-правовая практика постепенно приходит к осознанию того, что существующая система уголовного правосудия для общества обременительна, не эффективна, ее мягкость или жестокость практически никак не влияют на уровень преступности.

Нарушения одной из сторон возникшего правоотношения норм уголовного права порождают межличностный конфликт, который разрешается путем судебных процедур или досудебного урегулирования. Самым целесообразным механизмом разрешения возникшего уголовно-правового конфликта, в случае, если это возможно, является применение различными участниками судопроизводства институтов восстановительного правосудия и медиации, т.е. при участии медиатора — лица независимого от сторон конфликта, но имеющего цель выработать медиативное соглашение, которое будет отвечать всем нормам действующего законодательства и исчерпывающего конфликт.

Медиация по уголовным делам в России, при отсутствии ее упоминания в действующем законодательстве возможна и должна проводится в рамках существующих норм, закрепленных в уголовном и уголовно-процессуальном кодексах, которые регулируют примирение сторон в уголовном процессе. Действующее законодательство не только разрешает проводить медиацию, но и содержит нормы, позволяющие учитывать примирение сторон и заглаживание вреда при принятии решений по уголовным делам.

В первую очередь, примирение сторон и заглаживание обвиняемым нанесенного вреда может рассматриваться в качестве смягчающего обстоятельства. При определенных условиях примирение сторон может являться основанием для прекращения уголовного дела на любой стадии – в ходе дознания, следствия или судебного разбирательства. Вплоть до удаления судьи в совещательную комнату стороны конфликта имеют право урегулировать свои отношения, в т.ч. медиативным способом — путем переговоров. Медиативное соглашение в виде договора о примирении сторон или о заглаживании вреда, имеет разные юридические последствия, в зависимости от тяжести совершенного преступления и личности обвиняемого. После заключения мирового соглашения, путем применения основ медиации, согласно действующему Российскому законодательству, при наличии возбужденного уголовного дела, возможно только прекращение его или смягчение наказания виновному.

Особую роль в возможности примирения сторон на различных этапах уголовного судопроизводства играют участники судопроизводства, имеющие специальный процессуальный статус, закрепленный нормами УПК РФ. Реально применять на практике процедуру медиации, но не выступать в качестве медиатора, могут: суд (например, федеральный или мировой судья), прокурор, следователь, руководитель следственного органа, сотрудники органов дознания (в частности, сотрудники органов внутренних дел РФ, Федеральной службы судебных приставов, органы государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы, а также начальники органов военной полиции Вооруженных сил РФ, командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов, начальник подразделения дознания, дознаватель), потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя, подозреваемый, обвиняемый, защитник (адвокат), гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика.

Некоторые статьи УПК РФ могут устанавливать ограничения на участников судопроизводства, однако цель всей их мотивированной деятельности — скорейшее и целесообразное разрешение уголовно-правового конфликта. Нормы УПК РФ, а именно ст. 20, 25, 268, 318 и 319 создают юридическую основу примирения сторон.

Уголовные дела, возбужденные по признакам составов преступлений, которые не имеют большой общественной опасности и возбуждаются по заявлению потерпевшего — преступления частного обвинения, после примирения сторон прекращаются в обязательном порядке. Возмещение ущерба при этом не является обязательным условием для прекращения уголовного дела. Таковыми являются уголовные дела о преступлениях частного обвинения предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1, 128.1 УК РФ и при достижении примирения на основании ч.2 ст. 20 УПК РФ подлежат обязательному прекращению.

В отличие от дел частного обвинения, дела частно – публичного  и публичного обвинения не могут быть прекращены по заявлению потерпевшего. Тем не менее, примирение сторон также может являться основанием для освобождения от уголовной ответственности по этой категории дел. Это касается только лиц, совершивших преступление впервые и только при условии возмещения потерпевшему нанесенного ущерба. Решение о прекращении уголовного дела в этом случае принимает суд, следователь и дознаватель, в зависимости от стадии расследования уголовного дела. Данные позиции закреплены законодателем в ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ.

Применение основ медиации возможно и при примирении сторон по делам, направленным в суд для применения принудительной меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему согласно ст. 427 УПК РФ. Если по такому делу была проведена медиация, то суд может обязать подростка выполнить условия медиативного соглашения – договора о заглаживании вреда. Участие несовершеннолетнего в примирительной процедуре позволяет суду, при соблюдении иных установленных законом условий, принять решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и возложении обязанности загладить вред в соответствии с заключенным медиативным соглашением. В случае неисполнения условий медиативного соглашения, решение о прекращении уголовного дела может быть отменено.

По делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, а также по делам об иных преступлениях лицами, имеющими судимость, за исключением дел частного обвинения, участие обвиняемого в процедуре примирения может быть рассмотрено как смягчающее наказание обстоятельство, свидетельствующее о раскаянии, намерении загладить причиненный вред.

Примирение сторон в уголовном судопроизводстве в большинстве случаев невозможно при отсутствии посредника — медиатора. Медиатор, как субъект уголовного права в законодательстве РФ не рассматривается, но является важным участником института восстановительного правосудия.

От участников уголовного процесса во многом зависит возможность применения механизмов примирения и способы разрешения конфликта. Но в первую очередь необходимо ввести в научный и теоретический оборот понятие субъекта медиации (субъекта медиативных процедур). Субъект медиации (медиативных процедур) в уголовном судопроизводстве — независимое лицо, осуществляющее примирение сторон в уголовном судопроизводстве, имеющее специальный процессуальный статус участника уголовного процесса или не имеющее его. Понятие субъекта очень важно, так как могут возникнуть противоречия в понимании того, кто является медиатором, а кто — просто участником процесса. Фактический субъект медиации осуществляет примирение сторон и может быть как профессиональным медиатором, с теоретическим набором процессуальных прав и обязанностей, так и обычным участником процесса, осуществляющим переговоры и стремящимся к разрешению уголовно-правового конфликта.

Необходимо дать классификацию видов медиативных процедур по роли и деятельности участвующих в них субъектов. В соответствии с УПК РФ выделяются следующие субъекты уголовного процесса, которые могут выполнять процессуальную роль примирения: судья, прокурор, следователь, руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания, дознаватель, потерпевший, адвокат.

Именно перечисленные субъекты уголовного процесса, могут осуществлять примирительные действия в целях проведения процедуры медиации. Иные участники уголовного судопроизводства: свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой — в данной классификации не представлены ввиду того, что они фактически не могут осуществлять примирение по ряду объективных причин.

Кроме того, необходимо отметить, что подозреваемый, обвиняемый и потерпевший и сами могут применять медиативные процедуры, однако медиацией данные действия будут считаться только при условии, что процесс переговоров ведет медиатор, а не стороны уголовного конфликта, так как примирение сторон без участия посредника представляет собой обычные переговоры по заключению мирового соглашения.

В соответствии с распоряжением Правительства РФ «Об утверждении Концепции развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность», принято решение о создании сети служб медиации, чья деятельность направлена на внедрение инновационных для Российской Федерации медиативно-восстановительных способов и механизмов предупреждения и разрешения конфликтов с участием детей и подростков, реагирование на правонарушения, в том числе в отношении детей, совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Внедрение медиации, как способа разрешения конфликтов и мер, направленных на снижение нагрузки судей, а следовательно, и на повышение качества правосудия, предусматривается Федеральной целевой программой «Развитие судебной системы России» на 2007-2012 гг., утвержденной Постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. №583.

 

Заключение

Исходя из представленного анализа, медиация в уголовном процессе в России на официальном уровне в настоящее время неприменима. Предпосылки появления медиации в уголовно-процессуальном законодательстве есть, тем более современные реалии достаточно жестко склоняют законодателя к скорейшему рассмотрению этого вопроса и внесению дополнений в действующее законодательство. Способ властного воздействия на участника общественных отношений, урегулированных нормами права, так называемый императивный метод регулирования в уголовном процессе, публичность отношений, возникающих в результате совершения преступления отличают институт примирения в уголовном процессе от медиации, закрепленной в настоящее время на законодательном уровне.

В настоящее время необходимо дополнить уголовное и уголовно-процессуальное законодательство нормами применения медиации, в т.ч. внести дополнения и в Федеральный закон от 27.07.2010 №193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

 

Список литературы

  1. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации) : федеральный закон от 27.07.2010 №193-ФЗ [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращение 23.03.2018).
  2. Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2012 гг.» : постановление Правительства РФ от 21.09.2006 №583 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращение 23.03.2018).
  3. Об утверждении Концепции развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность : распоряжение Правительства РФ от 30.07.2014 №1430-р [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращение 23.03.2018).
  4. Арутюнян А.А. Медиация в уголовном процессе. — М., 2012. — 109 с.
  5. Карпенко А.Д. Медиация: учебное пособие. — СПб., 2006. — 216 с.
  6. Кудряшов А.А. Медиация в России // Нотариус. 2009. №2. С. 43-44.
  7. Маткина Д.В. Перспективы развития конвенциальной формы уголовного судопроизводства и конвенциальной формы внесудебного разрешения уголовно-правового спора (медиации) в России // Вестник ОГУ. 2010. №3. С. 112.
  8. Максуров А.А. Медиация в праве: вопросы, определения, понятия // Российская юстиция. 2013. № 12. С. 6.
  9. Материалы международной конференции «Восстановительное правосудие в России: итоги и перспективы», 22-24 мая 2001 г, Москва // Вестник восстановительной юстиции. 2001. №3. С. 4.

[1]Булкин Егор Павлович — адвокат ХКНО «Коллегия адвокатов Гедеон».

[2] Железняков Анатолий Михайлович — кандидат юридических наук, заместитель директора СГИ по СНО ДВГУПС.

5
0

МЕДИАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ:ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ.

Булкин Егор Павлович, адвокат Хабаровской краевой коллегии адвокатов «Гедеон».

Стремительно развивающиеся и прогрессирующие экономика и промышленность современной России обязывают законодателей и правоприменителей все больше склонятся к альтернативным приемам, способствующим достижению правового равновесия в обществе. Нередко конфликтные ситуации перерастают в преступления, последствия которых в дальнейшем пагубно сказываются на темпе развития общества и его правового самосознания, поскольку процессы уголовного правоприменения запускают некую «карательную машину», целью которой является выполнение всех прописанных в уголовно-процессуальном законодательстве этапов, с максимально возможным итогом привлечения виновного к уголовной ответственности.

Современному российскому уголовному судопроизводству, которое является исключительно карательным, необходима альтернатива,  способная более действенно и  с наименьшими для государства затратами достигать целей уголовного закона.

Изучая международный опыт, необходимо отметить, что таковой альтернативой является медиация, которая применима в форме «восстановительного подхода в правосудии». При этом под восстановительным подходом стоит понимать не репрессивное преодоление вредных последствий преступного уголовно-наказуемого деяния и стремление восстановления (полностью или частично) состояния «до преступления», а возмещение нанесенного преступлением ущерба. Конфликт, рассматриваемый в уголовно-правовом поле, отражает наличие нарушения права, а в случае примирения сторон, в том числе при альтернативной процедуре – медиации, требует возмещение нанесенного ущерба, причиненного морального вреда и т.д.

Рассматривая механизмы уголовного закона (информационно-психологические, организационные, профилактические и воспитательные), самым перспективным является медиация, т.к. в случае успешного ее проведения правовой конфликт будет урегулирован, а стороны примирены.

Медиация в уголовном процессе выступает, как способ внесудебного урегулирования споров или уголовных конфликтов с привлечением третьей стороны –медиатора, как посредника.

Уголовно-процессуальный кодекс России процедуру примирения сторон в форме медиации не закрепляет. Медиатора — посредника, участвующего в примирении сторон, как субъекта уголовного процесса, законодатель также не рассмотрел. Однако, необходимо понимать, что в правоприменении норм  уголовно-процессуального законодательства РФ, использование неформальных методов и возможностей, как в ходе предварительного расследования, так и во время судебного следствия, создает условия, при которых участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, не обладающие процессуальным статусом, могут применять медиативные процедуры, которые положительно влияют на конечный результат расследования и исключительно в целях примирения сторон. Нормы современного уголовно-процессуального законодательства, а именно статьи 20, 25, 268, 318, 319 уголовно-процессуального кодекса РФ, создают участникам уголовного судопроизводства основу для данной деятельности.

Говоря о результатах медиативной процедуры для сторон уголовно-правового конфликта, необходимо отметить то, что при успешном ее проведении, окончательное решение по уголовному делу, выраженное в форме постановления органа предварительного расследования или судебного акта, будет удовлетворять интересы, как потерпевшего, так и лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Примирение, как результат применения медиативной процедуры, согласно статье 20 части второй уголовно-процессуального кодекса РФ, будет являться основанием для прекращения производства по уголовному делу. В иных видах уголовного преследования, примирение сторон не допускает прекращения производства, но уголовно-процессуальный закон содержит нормы, которые создают условия для целесообразности процессуального оформления примирения сторон по делам частно-публичного обвинения по категориям уголовных дел небольшой или средней тяжести, это статьи 25 и 25.1 уголовно-процессуального кодекса РФ. В случаях предусмотренных статьями 76 или 76.2 уголовного кодекса РФ,  итогом уголовного преследование будет прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон или прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа соответственно. По уголовным делам публичного обвинения медиативная процедура в определенных случаях будет также создавать условия для возможного прекращения уголовного дела или же назначения более мягкого наказания.

Рассматривая примирение сторон, в уголовном судопроизводстве, через призму криминалистического анализа, особо важно участникам судопроизводства применить качественную и современную основу тактических действий. От действий участника процесса зависит ход следствия и результат всего расследования.  Тактика медиативных процедур, также как и уголовное преследование, зависит от  характера и тяжести совершенного преступления. Возможности и способы применения медиации различны и зависят от закрепленных в статье 20 уголовно-процессуального кодекса РФ видах уголовного преследования.

Институт медиации, в российском уголовном процессе, использует прямое и косвенное посредничество.

При прямом посредничестве все стороны конфликта, медиаторы, а также участники процесса, закрепленные нормами законодательства, одновременно присутствуют на примирительных переговорах и фактически имеют равные права. Однако в реальном диалоге и принятии решения участвуют два основных субъекта — потерпевший и подозреваемый (обвиняемый). Прямое посредничество имеет ряд недостатков, например большое число участников процесса, что может затягивать переговоры.

Косвенное посредничество — это посредничество, при котором лица, осуществляющие медиативные функции, поочередно проводят консультации с каждой из сторон конфликта. Такой вид посредничества очень эффективен, если стороны не желают выходить на личный контакт, особенно если потерпевшей стороне причинены глубокие нравственные страдания. В такой ситуации медиатору при выполнении своих функций важно быть непредвзятым и не превышать рамки отведенных ему полномочий. Именно в косвенном посредничестве роль посредника особенно важна, так как от точности передаваемой им информации зависит результат переговоров. Наиболее часто данный вид посредничества называют челночным.

С точки зрения тактики, значительную роль в процессе примирения сторон играет ситуационный подход, прежде всего при рассмотрении процедуры медиации в конкретных криминалистических ситуациях, которые возникают на этапе предварительного расследования.

Основа криминалистической ситуации формируется из сведений, получаемых при расследовании преступления и отражающих оперативно-розыскные, следственные и экспертно-криминалистические аспекты. В проблемной ситуации эти данные лишь частично описывают криминальную ситуацию, поскольку криминалистическая характеристика отдельного преступления, отраженная в сознании следователя, является неполной и фрагментарной, но позволяет ему выдвигать версии и в ходе их тщательной проверки получать достоверные сведения о ранее не известных ему обстоятельствах уголовного дела.

Криминалистические ситуации подразделяются на медиабельные, немедиабельные, по материальному возмещению, основанные на морально-нравственных позициях, а также по аспекту религиозной оценки.

К медиабельным можно отнести ситуации, когда в объективной стороне конкретного противоправного деяния и наличии обстоятельств, есть один или несколько признаков, по которым можно решить вопрос о целесообразности проведении примирительных процедур:

— общественная опасность совершенного преступления невелика (дело частного или частно-публичного обвинения);

— преступление было совершено неосознанно или в состоянии аффекта;

— обвиняемый или подозреваемый готов возместить причиненный ущерб;

— обвиняемый или подозреваемый готов принести публичные извинения за содеянное;

— обвиняемый или подозреваемый раскаивается в содеянном;

— потерпевший имеет желание примириться с лицом, в отношении которого ведется уголовное преследование;

— с момента конфликта прошло достаточно времени, и на стороны уже не влияет эмоциональный фактор;

— между сторонами отсутствует личная неприязнь.

К немедиабельным относят ситуации, когда в объективной стороне конкретного противоправного деяния и ситуации присутствует один или нескольких признаков, обусловливающих решение вопроса о возможной или условной нецелесообразности проведении примирительных процедур. Немедиабельные ситуации зависят от обстоятельств совершенного преступления, отношения к совершенному преступлению лица, привлекаемого к уголовной ответственности и лица в отношении которого было совершено преступление. Эти ситуации можно разделить на  три группы.

  • Группа условно немедиабельных ситуаций, при которых на первый взгляд проведение медиации нецелесообразно, но в случае успешного ее проведения, цели уголовного закона и медиативной процедуры будут достигнуты. Т.е. состоится раскаяние обвиняемого (подсудимого) и произойдет примирение с потерпевшим. При этом уголовное дело прекращено не будет, но итог медиации повлечет максимальную реализацию восстановительной процедуры и привлекаемое к уголовной ответственности лицо может рассчитывать на смягчение наказания. В частности это такие ситуации при которых общественная опасность совершенного уголовно-наказуемого деяния велика (тяжкое или особо тяжкое преступление); преступление было совершено осознанно, спланировано и имело конкретные противоправные цели в отношении потерпевшего.
  • Группа условно немедиабельных ситуаций, при которых на первый взгляд проведение медиации нецелесообразно, но в процессе ее проведения, цели уголовного закона и медиативной процедуры, в форме восстановительного подхода, будут достигнуты не зависимо от воли потерпевшего. Результаты незавершенной медиативной процедуры оформляются соответствующим документом, в котором указываются выводы и причины не достижения целей медиации. Выводы, указанного документа, должны отражать раскаяние подозреваемого (обвиняемого), а также действия которые он принимал  для заглаживания вреда и возмещения ущерба потерпевшему.  Такие ситуации возникают, когда  потерпевший не желает примириться с обвиняемым или подозреваемым, либо у последнего существует к нему личная неприязнь.
  • Группа немедиабильных ситуаций, при которых обвиняемый или подозреваемый не готов возместить причиненный ущерб и не имеет такого желания; обвиняемый или подозреваемый не готов и не имеет желания принести публичные извинения за содеянное; обвиняемый или подозреваемый не раскаивается в содеянном; между сторонами существует личная неприязнь.

Классификация ситуации по материальному возмещению основывается на возможности дифференциации нарушенного личного или иного права субъектом преступления. Так, не все конкретные ситуации, объективные положения содеянного и материальное положение сторон могут содержать в себе реальные возможности примирения с учетом материального возмещения морального вреда или нравственных страданий, а также в которых материальное возмещение потерпевшей стороне возможно и когда материальное возмещение потерпевшей стороне невозможно.

Существуют ситуации, в которых с морально-нравственных позиций медиация допустима и в которых недопустима. Данный принцип классификации — относительно условный ввиду того, что основывается на индивидуальном (субъективном) представлении человека о нравственности, этичности и допустимости того или иного действия. Понятие нравственности  во многом философское, однако в криминалистическом аспекте при решении вопроса о возможности применения медиации к конкретному составу преступления необходимо рассматривать нравственность с точки зрения общечеловеческих ценностей, принципов гуманизма, правового государства и гражданского общества, а также правовых обычаев и общественных устоев конкретного социума, общественной группы или государства.

Также необходимо понимать, что существуют ситуации, отличные от других по аспекту религиозной оценки допустимости примирения сторон. Это обусловлено личностным восприятием ситуации через призму религиозной составляющей, так как часто мотивацией людей, к различного рода поступкам, становится религия, как основа духовной стороны их жизни. В данной классификации, ситуации можно разделить на те, в которых имеет место уголовно-правовой конфликт между представителями одной религии, и те, когда уголовно-правовой конфликт возникает между людьми разных религий. Для многих именно религиозный аспект становится основным при принятии решения. Если конфликт произошел между представителями одной религии, целесообразно привлечь в качестве посредника священнослужителя соответствующей конфессии. В этом случае необходимо четко разделять понятия переговоров и исповеди.

Медиация является автономной процедурой по отношению к уголовному процессу, то есть не является его составной частью или стадией. В  ходе проведения медиативных процедур происходит взаимодействие между органом предварительного расследования, судом, сторонами и медиатором.  В связи с этим, необходимо руководствоваться действующими нормами уголовно-процессуального закона, а также описанными ситуациями, чтобы наиболее четко сформулировать цель всей медиативной процедуры.

Основываясь на вышеизложенном, руководствуясь действующими уголовно-процессуальным и уголовным законами РФ, необходимо подвести итог, который обоснует важность медиативной процедуры и наметит цели, исходя из видов уголовного преследования и категорий преступлений.

Преступления частного обвинения, т.е. уголовные дела, которые не имеют большой общественной опасности, возбуждаемые по заявлению потерпевшего, после примирения сторон прекращаются в обязательном порядке, согласно ст.20 части второй уголовно-процессуального кодекса РФ. Возмещение ущерба при этом не является обязательным условием для прекращения уголовного дела. Стоит учесть, то, что уголовные дела данного вида уголовного преследования не подлежат прекращению, если потерпевшим является лицо, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также если потерпевшим является лицо данные о котором не известны. Поэтому перед началом медиативной процедуры необходимо данные сведения установить в обязательном порядке. Положительное окончание медиативной процедуры в данном случае будет являться безусловным основанием для прекращения уголовного дела, независимо от условий, предусмотренных медиативным соглашением.

В отличие от дел частного обвинения, дела частно-публичного и публичного обвинения, подпадающие под категорию небольшой или средней тяжести, не могут быть прекращены по заявлению потерпевшего. Тем не менее, примирение сторон также может являться основанием для освобождения от уголовной ответственности по этой категории дел, согласно ст. 76 уголовного кодекса РФ. Это касается только лиц, совершивших преступление впервые и только при условии возмещения потерпевшему нанесенного ущерба. Решение о прекращении уголовного дела в этом случае принимает суд, следователь и дознаватель (в зависимости от того, на какой стадии находится расследование). Согласно ст.15 уголовного кодекса РФ, преступления небольшой тяжести – это деяния, за которые может быть назначено наказание до двух лет лишения свободы, а преступления средней тяжести – деяния, за совершение которых может быть назначено наказание от двух до пяти лет лишения свободы.

Уголовные дела небольшой или средней тяжести, совершенные несовершеннолетним, также могут быть прекращены после положительной проведенной медиативной процедуры. Таковое возможно если по данным категориям дел, в ходе предварительного расследования установлено, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без применения наказания. Исходя из результатов медиативной процедуры, следователь вправе прекратить уголовное преследование и направить дело в суд для применения к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, согласно ст. 427 уголовно-процессуального кодекса РФ.  Ознакомившись с медиативным соглашением, суд может обязать подростка выполнить его условия. Участие несовершеннолетнего в примирительной процедуре позволяет суду, при соблюдении иных установленных законом условий, принять решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и возложении обязанности загладить вред в соответствии с заключенным медиативным соглашением, а в случае неисполнения условий такового, решение о прекращении уголовного дела может быть отменено.

Уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, за совершение которых может быть назначено наказание от 5 до 10 лет лишения свободы и более 10 лет лишения свободы соответственно, прекращению, в связи с примирением сторон, не подлежат. В случае если в ходе проведения медиативной процедуры стороны достигли примирения, и правонарушитель возместил потерпевшему нанесенный ущерб, то этот факт может учитываться судом как смягчающее обстоятельство. По делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, а также по делам об иных преступлениях лицами, имеющими судимость, за исключением уголовных дел частного обвинения, участие обвиняемого в процедуре примирения может быть рассмотрено только как смягчающее наказание обстоятельство, свидетельствующее о раскаянии, намерении загладить причиненный вред и т.д.

При проведении процедуры медиации по уголовным делам, необходимо руководствоваться действующим на момент совершения преступления уголовным законом, а также уголовно-процессуальным законом действующим в момент рассмотрения дела, в том числе учитывать разъяснения Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

Медиация как инструмент правового общественного баланса, при должном подходе к ее проведению, укрепляет общественное самосознание и снижает конфликтность в обществе. Посредник – медиатор, является лишь помощником при проведении процедуры, основная же роль отдается лицу, совершившему преступление, раскаявшемуся в содеянном и возместившему вред, причиненный преступлением.

Список литературы.

  1. Конституция РФ.
  2. Уголовный кодекс РФ.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.
  4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».
  5. Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 17 сентября 1987 г. № 6R (87) «Относительно упрощения уголовного правосудия» // Сборник документов Совета Европы в области прав человека и борьбы с преступностью. М., 1998. С. 116 — 122.
  6. Рекомендация Комитета министров Совета Европы N R (99) 19 «Посредничество в уголовных делах» // Российская юстиция. 2003. № 9. С. 16 — 18.
  7. Рекомендация №R (99) 19, принятая Комитетом Министров Совета Европы 15.09.1999 года// Организация и проведение программ восстановительного правосудия; под ред. Л.М. Карнозовой и Р.Р. Максудова. — М.: Бек, 2011. — С.182-213.
  8. Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2002/12 от 24 июля 2002 г.; Рекомендация Комитета Министров Совета Европы № R(99) 19 от 15 сентября 1999 г. «О медиации в уголовных делах»            — С. 182-214.
  9. Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. – М., СПАРК, 1998. С. 116-122.
  10. Организация и проведение программ восстановительного правосудия: Методич. пособие / Под ред. Л.М. Карнозовой и Р.Р. Максудова. М., 2006. С.
  11. Невский С.А. Деятельность органов внутренних дел по профилактике правонарушений несовершеннолетних // Проблемы развития ювенальной юстиции: взаимодействие федерального и регионального уровней. Орехово-Зуево, 2009. С. 82.
  12. Гилинский Я.И. Уголовная политика Российской Федерации: // http://index.org.ru/journal/18/18-gilinsk.html
  13. Арутюнян А.А. Концепция восстановительной юстиции и медиация в уголовном судопроизводстве // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011, № 5.
  14. Арутюнян А.А. Концепция восстановительной юстиции и современные тенденции развития уголовного процесса // Адвокат, 2011, № 9.
  15. Арутюнян А.А. Международные стандарты медиации в уголовном судопроизводстве // Закон, 2011, № 9.
  16. Арутюнян А.А., Добролюбова Е.А. Медиация как способ урегулирования уголовно-правовых и предпринимательских споров: сравнительно-правовой анализ // Законодательство,  2012, № 7.
  17. Арутюнян А.А. О понятии и значении восстановительной юстиции // Сборник статей IV Международной научно-практической конференции «Современное российское право: пробелы, пути совершенствования», Пенза, 2010.
  18. Арутюнян А.А. Понятие и сущность восстановительной юстиции // Мировой судья, 2010, № 10.

 

 

 

5
1 2 3 4 5
error: Контент защищен